Интересный случай вот еще

бывает произойдет с тобой. Ну и ты сам как-то удивляешься, думаешь, как эту историю другим расскажешь. Но после пары интерпретаций самому себе, становится понятно-никому ты ничего уже не расскажешь, наговорился.

Радуга-дуга

Уже очень большой процент из моих знакомых человеков-женщин признавались, что имели интимные  связи с такими же, простыми российскими женщинами. И ни одного мужика, который бы сказал, что целовал мужика!
  Так что геев не существует, ребята. Враки все это.

Интересный исторический факт.

    Моей бабушке 84 года. Во время войны её, вместе с сестрой и матерью отправили в Германию, в возрасте 14 лет. Были там и тяготы, и лагерь, и тачки с цементом. И наконец-то, в 28 апреля 1945 в город Дюссельдорф вошли советские войска, и очистили его от немецких войск. Русские ворвались в лагерь, и ...стали насиловать женщин. Крики, вой, хрипы стояли во всех бараках. Мою бабушку насиловал офицер советской армии, четыре звезды на погонах. Это она запомнила. Он душил её, и вся шея потом была сплошным синяком. Она повязала шею шарфом, и никому эту историю не рассказывала. Только мне сейчас.

Тег: зимушка-зима.

Видел вчера на склоне деда на сноуборде. С седой и бородой, и в очках. Катился вниз с какой-то штукой в руках, напоминающей сканер штрих-кодов.

без темы

   Я понял, самое главное-перебороть страх. Но весь страх невозможно победить сразу. Страх огромен. В два-три человеческих роста, и появляется внезапно, из-за угла. Или прыгнет со спины, схватит за плечи. Подставит подножку. Толкнет в канаву. Не побороть его.
    Поэтому страх нужно побеждать частями. А еще лучше- раздавить маленький страх. Потом померятся силой с большим. И уж на следующий день, встретив позавчерашний десятиметровый страх, ты увидишь только сдутый синий матрас.

Из неопубликованного

Лет так цать назад, когда мы фотографировались на выпускную виньетку(бгг, слово-то какое), фотограф раздал нам исходники: черно-белые овальные бумажки с нашими изображениями. Мой школьный друг, однопартиец( или однопартец, хз) подарил мне свой овал на память, ибо сам намеревался уехать в далекий пермский край. Да и уехал, собсно. А овал таинственным образом не затерялся, как многое другое, а цать лет путешествовал со мной, и в конце-концов неожиданным образом оказался в шкафчике с носками и трусами. И вот теперь, каждое утро, когда я открываю его, чтобы выбрать из трех носков два, я встречаюсь с ним взглядом. Даник смотрит на меня, как-то тревожно, и с укором, мол:"Что же ты, сука, не позвонишь даже? А как же наша дружба?"
А ведь и вправду, чего это я?

Как-то осенью...

   Недавно в Санкт-Петербурге выступала Бритни Спирс. Теперь вот и Мадонна Ивановна грядёт. А я вот что подумал: как-нибудь, прохладным осенним вечером, зайдет Мадонна к своей старой подруженции на чай. Зарядят они самовар (какой-нибудь из Эрмитажа, сувенирный). И, кутаясь в шаль и подняв глаза чуть выше собеседника, Мадонна скажет:" А знаешь, я поняла. Питер-мой город" И Бритни закачает головой в молчаливом согласии, а потом признется, что де  сама всегда в Питере жить хотела, да только все эти обстоятельства...
   А потом все забудется, затянется, смоет временем. И лишь только нацарапанное   на Александрийском столпе пройдет сквозь века: "Сдесь  ьыла Madonna. Ohuenna!"